Статьи

Отчаянный футуризм: Япония. Часть 2. “Рыбный день”.

Представить японца, который не ест рыбу, так же трудно, как и шотландца, не пьющего виски. Елена Расенко расскажет, где потомки самураев приобретают морские деликатесы к столу.

Такаги-сан разбудил меня и моего оператора Сашу около трёх утра. Баночка холодного, рисовое пирожное, и вот мы, сонные, сели к японцу в машину и тронулись по направлению к Тихому океану. Было прохладно, небо хмурилось, дорога предстояла на оптовый рынок Цукидзи. Это уникальное место, где каждый день ещё до восхода солнца стартует всемирно известный аукцион тунца. Его продают свежим и замороженным, по порциям и целиком. Проданную тут рыбу развозят по лучшим ресторанам Японии компаниям, производящим продукты питания, и крупным розничным сетям.

Однако знаменит Цукидзи не только этим, ежедневно тут реализуют более двух тонн морепродуктов всех видов, которые человек способен добыть в мировом океане. Суточный товарооборот Цукидзи примерно три миллиарда йен (около 36 миллионов долларов). На самом рынке трудится где-то шестьдесят тысяч человек. Выходит целый небольшой городок, где всё свежее и сравнительно недорого. Правда, сам вход на Цукидзи недёшев. Такаги-сан заплатил за нас с Сашей, и хотя он скромно прикрывал деньги рукой, я заметила, что обошлось наше путешествие для гостеприимного японца то ли в пятьдесят, то ли в шестьдесят тысяч йен (примерно 6000 гривен). Так начался наш рыбный день. И не только…Фото commons.wikimedia.org

Лабиринт из прилавков. Все лихорадочно суетятся. Продавцы, покупатели, носильщики ежесекундно снуют перед глазами, двигаясь в каком-то своём, похожем на техно-танец ритме. Лавировать между ними весьма трудно. То и дело мы с Сашей искали друг друга глазами, дабы не потеряться в толпе, и в то же время оглядывались по сторонам, чтоб не угодить под колёса грузовиков или тележек. Подошли к переполненному ангару, где фасовали рыбу и моллюсков.

Читайте также: Цикл статей Отчаянный футуризм

Перед нами мелькали диковинные змеи, ещё ворочаясь под целлофаном, ракообразные, покрытые колотым льдом, также каракатицы, ракушки и гребешки и много-много осьминогов.Фото liveinternet.ru

Продавцы что-то громко кричали, резали, чистили, потрошили, взвешивали, паковали, смеялись и предлагали попробовать. «Да тут же половина товара живого!» – воскликнула я, увидев, как ещё трепыхающейся, похожей на осётра рыбе отрубили голову. «Да», – горделиво подмигнул мне Такаги-сан. «Зато тут всё свежее и без глистов», – добавил японец. Я крепко вцепилась в Сашину куртку. Он подтолкнул меня. Мы торопились, потому что уже опаздывали к началу торгов тунца.
Фото pinterest.com.au

Торговцев было очень много. Всё напоминало биржу со своими маклерами, брокерами и спекулянтами. Они суетливо ходили между тушами и орали свои цены. Кто-то подходил к рыбине и начинал петь. Всё громче и громче. Рядом с низких нот подхватывал другой продавец и пытался переорать первого, предлагая свой товар. Покупатели толпились, выкрикивали цены. Звенел колокольчик и раздавался душераздирающий победоносный вопль «Продано!» И всё начиналось снова. Каждая громадина продаваемого тут тунца стоила не меньше десяти-пятнадцати тысяч долларов. Это зависело от размера и возраста морского обитателя.

Рыбу разметали как горячие пирожки. Возбуждённая зрелищем и стоящим вокруг людским гомоном, я захотела сфотографировать общий план, но весь ангар, где происходил аукцион, в кадр не помещался. Я взобралась на пустые поддоны, стоявшие тут же. Один из них предательски качнулся, и я свалилась на только что купленного кем-то жёлтопёрого тунца.
Фото businessinsider.com

Уже за четверть часа все было распродано. Довольные покупатели растаскивали свои приобретения, разъезжались тележки, умолкли торгаши. Восходило солнце. Захотелось есть. Такаги-сан предложил отправиться в рыбный ресторанчик и позавтракать чем-то, выловленным прошлой ночью. Суши, сашими, тэмпура. Запечённые в тесте и сырые, завёрнутые в нори дары моря одинаково таяли во рту. Саша пододвинул ко мне маринованные овощи, уксус и посоветовал щедро поливать деликатесы, а то вдруг Такаги-сан ошибся относительно глистов. Еще на подносе рядом с уксусом была выложена очень красивая зелёная розочка, которую я нескромно зачерпнула кусочком сашими. Так я первый раз попробовала васаби. В тот момент я ненавидела Сашу и Такаги-сана. Первый откровенно смеялся, видя, как из глаз у меня льются слёзы, а второй сдержано ухмылялся, топя в соевом соусе кусочек имбиря. «Сволочи», – выдавила я из себя и начала глотать воздух, как тот недорезанный угорь, что я видела недавно на рынке. Мне стало жаль себя, потом очень грустно, а потом… Такаги-сан поспешно купил мне две порции крепкого заварного кофе и сладких рисовых шариков моти, так что, можно сказать, мой рыбный день окончился вполне неплохо.

Заглавное фото cntraveler.com